Новости

Заурбек Димеев: Сюжеты нартских сказаний не уступают знаменитым историческим фильмам

Главный герой фильма «Заур и музыка», снимаемого в Северной Осетии при содействии Фонда поддержки регионального кинематографа, – о красоте, дедушке и прадедушке, своём учителе и о том, как музыка помогает человеку стать лучше.


- Заур, расскажи о своём жизненном пути. Почему ты резко повернул его в сторону музыки?
- Я учился на физико-техническом факультете, специализация – «физико-химические методы в криминалистике». В какой-то момент понял, что не буду работать по специальности, потому что это не моё. Затем ушёл в сельское хозяйство, у нас с друзьями была достаточно большая ферма.

Я и не думал изготавливать музыкальные инструменты. Но однажды познакомился с человеком, который занимался этим видом ремесла, и мне стало интересно. Его звали Сослан Моураов, он был мастером по изготовлению осетинских инструментов. Мы познакомились, начали общаться, много беседовали на разные темы. Когда его не стало, я решил доделать инструменты, которые он не успел изготовить. У него было желание разослать их детям, отличившимся в науке, спорте, музыке.

- То есть ты захотел продолжить дело своего учителя?
- Сначала мне казалось, что я не смогу завершить эту работу,– не было усидчивости. Тогда решил всё же закончить начатое и продолжить заниматься своими делами. Но когда приступил к работе, мне стало всё больше и больше нравиться этим заниматься.

- Он делал изначально инструменты для детей?
- В своей мастерской Сослан изготавливал инструменты для ансамбля музыкальных народных инструментов «Къона», а также для других творческих коллективов. Конечно, для меня это была большая ответственность: я остался совсем один в этой мастерской, но не мог просто так всё это оставить. Я совершенствовал музыкальные инструменты, добавлял в них что-то своё, а потом у меня возникло желание обучать этому детей. Что-то я узнал от учителя, что-то привнёс сам. Мне кажется, человек обязательно должен передавать свои знания, а не уносить их с собой в другой мир. У каждого мастера свои секреты.

- Ты продаешь инструменты?
- Иногда продаю, иногда дарю. В целом я это делаю для детей. Также изготавливаю инструменты по заказу училищ, институтов, местных музыкальных коллективов.

- Где ты научился играть?
- Есть такое место в городе – называется Центр «Заря», там я делал свои первые шаги в музыке. Сначала хотел научиться играть на свирели, но оказалось, что именно в «Заре» обучают игре на дала-фандыре. У дала-фандыра мне тоже нравилось звучание – моим учителем была Зема Агнаева.

- Какие у вас есть национальные инструменты? Расскажи немного о традиционной кавказской музыке.
- Основные – осетинская двенадцатиструнная арфа дыууадастанон-фандыр, балалайка дала-фандыр, предшественник скрипки– хъисынфандыр. Если взять осетинскую музыку, то она очень отличается от музыки других кавказских народов – у нас более классический вариант. Если взять старинные песни, то они немного похожи на европейские. У нас очень богатая музыкальная культура, осетинская музыка затрагивает душу человека.

- Как в современной Осетии воспринимают традиционную музыку?
- Тех, у кого есть вкус и кто разбирается в музыке, она не может оставить равнодушным. Вообще я считаю, что этому виду искусства необходимо уделять больше внимания и в культуре, и в образовании. Национальную музыку нужно развивать и продвигать в массы.

- Какое влияние музыка оказывает на детей, на твой взгляд?
- Уверен, что человек меняется в лучшую сторону. В своей жизни я много чем занимался, совершал ошибки, но именно музыка вывела меня на правильный путь. Что касается детей, то очень важно занять их время полезными делами, в числе которых, безусловно, находится музыка.

- На тебя также повлияли твои дедушка и прадедушка – сказители осетинских сказок. Расскажи, пожалуйста, о них.
- Мой дедушка Елиоз Демеев рассказывал сказки и нартские сказания. Нарты являются предками алан – осетин. Дедушка прожил 90 лет, и последние пять лет был слепым. Тогда я был маленьким мальчиком, водил его к односельчанам. Они друг другу рассказывали эти легенды, а я сидел рядом и слушал. Потом я пересказывал их своим двоюродным братьям.
Что касается моего прадеда Иликъо Маргиева, один ученый-филолог, Василий Иванович Абаев, жил у него три месяца. Прадедушка рассказал ему девять нартских сказаний. Он играл на хъисынфандыре и на дала-фандыре.

- То есть сказки тоже повлияли на становление тебя как личности?
- Ребёнок воспринимает сказание как сказку, а когда взрослеет, то понимает, что это уже притча. Например, двенадцатиструнная арфа описывается в нартских сказаниях. Там сказано, что пока у нас есть этот инструмент и люди на нём играют, мы будем жить.
Ещё был герой Ацамаз, который играл на свирели…По преданию, когда он играл, все животные собирались вокруг него и слушали его прекрасную музыку. Его игрой была очарована даже гордая и неприступная красавица – услышав эту мелодию, девушка сразу же захотела выйти за него замуж. Если по нартским сказаниям снять фильм, то никакому другому историческому блокбастеру он не уступит!

Беседовала Василиса Юренкова

Фото: ФПРК
Made on
Tilda